Международные конференции по иудаике


01.08.2011

Обзор и отзывы участников о полевой школе по антропологии религии в Волгограде

Школа по антропологии религии в Волгограде (19—28 июля) прошла при поддержке Центра изучения религий Российского государственного гуманитарного университета и благотворительной программы «Еврейские сообщества» фонда CAF-Россия в рамках проекта «Grassroots-2011». 

Являясь частью проекта «В поисках "потерянных" евреев», нацеленного на изучение многообразия форм и возможностей причастности к иудаизму и еврейству и популяризацию этого знания, волгоградская школа сочетала лекционные занятия с полевой практикой. Лекционная часть школы включала знакомство с историей и особенностями культурной традиции и исторической памяти криптоиудеев и иудействующих в различных регионах в разные эпохи. Преподаватели школы: А. Львов (ЕУСПб), Л. Белянская (ВолГУ), Г. Зеленина, Л. Жукова (РГГУ). Участниками были студенты, аспиранты, молодые исследователи из разных стран и регионов России.

Полевые исследования проводились в Волгограде и в поселке Приморский (бывший еврейский колхоз Сталиндорф), где живут потомки русских иудействующих (субботников). 

По результатам школы планируется издание фотобуклета, а также публикации в научных и популярных изданиях.

Отзывы участников:

Юлия Андреева (Санкт-Петербург)

Школа была хорошей обучающей системой для тех, кто хотел поближе познакомиться с полевой работой: теоретические знания органично совмещались с практическими. Выслушав лекции по полевой работе, можно было сразу апробировать их на практике. Хорошо составленный гайд к интервью помогал в работе с информантами. Благоприятная атмосфера сопутствовала длительным живым обсуждениям и дискуссиям о полевой работе и субботниках. Особенно полезной была мини-конференция с расшифровкой и интерпретацией понравившихся кусочков интервью. Кроме того, у нас была возможность посмотреть на религиозную жизнь евреев, побывать в синагоге, узнать на практике разнообразные религиозные ограничения (кашрут), хотя это временами было и непросто. Из минусов можно назвать нелегкие бытовые и, главным образом, погодные условия.
Благодарю организаторов за приглашение участвовать в школе. Спасибо.

 

Азат Билалутдинов (Томск)

Отмечу, что школа прошла на высоком организационном уровне: все участники были обеспечены всем необходимым как в бытовом плане, так и в плане предусмотренных полевых работ.

Мне представляется, что школа была очень интересным и необычным видом практики для студентов Учебного научного центра изучения религий РГГУ. В целом, в рамках школы на конкретном материале каждый из участников получил возможность ощутить важность антропологического фактора (индивидуальной и коллективной памяти отдельно взятого населенного пункта) при изучении трансформации религиозных представлений в рамках диалога культур (православной и субботнической) в темпоральной перспективе. Кроме того, изучение истории поселка Приморский является интересным опытом микроистории и истории памяти.

В заключение хотелось сказать пару слов о культурной программе - об экскурсии "Другой Волгоград". В достаточно короткий промежуток времени наш экскурсовод Денис Сивков смог продемонстрировать нам особенности этого города (архитектурные, культурные), иллюстрируя все это интересными кейсами из жизни города и горожан.

 Светлана Балинченко (Горловка, Украина)

Школа получилась полевой в самом буквальном смысле этого слова. Те 2,5 километра раскаленной степи, которые необходимо было преодолеть на пути к информантам, требовали такой выносливости, что оставили позади даже карабканье по крутым склонам с дремучими зарослями, свойственное эпиграфическим школам. Спартанские условия охотбазы, колодец-«журавль», печка-«буржуйка» и вечная тревога за теряющийся нож для молочного, ночные посиделки и обгоревшие на солнце студенты, каждое утро уходящие в степь к Приморскому. И непрекращающееся обсуждение: «что вам сказали? – а они субботники? – сохранилось что-нибудь? – ну как?». И, конечно, жители поселка, информанты. Угощающие яичницей и… салом под рассказ о субботничестве, показывающие фотографии и любовные письма, описывающие гулянья «в роще» и предполагающие, что в маце должно быть арахисовое масло. А также закрывающие двери дома перед носом или не открывающие их вовсе, поскольку в жару в поселке наступало подобие сиесты. Требующие 50 рублей за указание нужного дома и другие, готовые принести воды из колодца, чтобы мы в магазине теплую не покупали. И, конечно, местная молодежь, обеспокоенная вопросом «кто мы?», нахальная и философская, полная предрассудков («учиться – не мужское дело») и деликатно покидающая наш буйно веселящийся шабатний стол, поскольку у нас «тесная компания».

Одно из самых сильных впечатлений – мини-конференция, где услышанные в впечатлениях отрывки сложились в одну мозаику, и можно было не только еще раз послушать любимые интервью, но и подумать о явлении в целом, разрыве между коллективной и личностной идентификацией, утере одной традиции и появлении новой, смешении идей и концепций, разнице между поколениями, ситуации инаковости субботников и для русских и для евреев.

Для меня новым опытом стали интервью и их расшифровка. Титанический труд, как оказалось…. J С удовольствием приму участие в обсуждениях, связанных с оформлением результатов – очень хочется, чтобы можно было передать эту атмосферу поиска и находок.

Очень надеюсь снова оказаться в подобной экспедиции. Конечно, в первую очередь, это академический интерес. Но не только! Странным образом получилось, что ищешь что-то извне, расспрашивая других людей, а находишь новое в себе. Такая вот экспедиция к внутреннему Другому. J И это очень важный уникальный опыт.

 Мария Вятчина (Казань)

Волгоград? Волгоград… Волгоград!

Из-за острова на стрежень,
 на простор речной волны…

Строчки из знакомых народных песен непрерывно звучали в моей голове все девять чудесных дней, которые длилась школа по антропологии религии в Волгограде. То ли из-за «насыщенности» этого региона казаческим духом, то ли из-за территории, которая постоянно была центром каких-то исторических событий, то ли Нижнее Поволжье само по себе такое певуче-поэтичное. «Все смешалось»  в прекрасном сочетании:  мои совершенно новые впечатления от «первого» опыта изучения иудейской культуры; от «включенного наблюдения» в еврейскую жизнь (спасибо огромное Марку и Александру Леонидовичу Львову за практическое освоение правил кашрута, за бейт-мидраш, за празднование Шаббата); от «типичной парадоксальности» «текстуального сообщества» субботников. Мне сложно точно говорить о том, как происходил отбор участников на Школу, но все эти люди стали мне очень близки и дороги (и не хочется вдаваться в психологию, рассуждая о том, что в полевых условиях – а для некоторых они были в определенной степени стрессовыми в хорошем смысле этого слова – гораздо быстрее завязываются дружеские отношения, ни первый план выходят взаимопонимание и взаимовыручка). Удачное сочетание лекций, семинаров и практических занятий в правильном пропорциональном соотношении стало еще одним плюсом (не говоря о познавательной экскурсионной программе!). Стоит ли говорить о том, как интересно было в этом этнографическом поле и как хочется оказаться в нем вновь?

Как за темный ерик, на высокий берег…

Освоение нового «текста» проходило в странных ощущениях ломки стереотипов и понимания непонятного/недопонятого. Простые русские крестьяне (даже хочется добавить – «настоящие»), в попытках «исправления веры» ставшие людьми Закона Моисеева. Типичная нетипичность, потому что все вполне укладывается в рамки исторических перипетий. А противоречие … как один из вариантов - «благодаря» стереотипному преподаванию/восприятию истории в отечественной системе образования. За четыре года обучения на кафедре этнографии меня уже «посвятили» в ряды конструктивистов. Но на Школе я осознала один очень важный аспект: деление людей на категории (этничность/конфессия) - неуниверсально. Случается, и я имела возможность убедиться в этом, впервые столкнувшись с  субботниками, что целое сообщество затрудняется ответить на вопрос, кто они. Тест Куна-МакПартленда в данном случае лишь усугубляет положение, потому что «вот такие мы, субботники, непонятные какие-то». Любая несостыковка знания с готовыми ответами толкает на размышления – и это здорово: рассуждения, парадоксы и, надеюсь, переход к знанию.

Школа стала для меня одновременно и первым шагом «вхождения» в Сэфер. Единомышленники и друзья, с которыми можно встречаться снова и снова, школы и экспедиции, находки и открытия  - я чувствую, что мне это безумно нравится, захватывает, притягивает, и я хочу «включаться» («не выключаясь»!) в этот коллектив снова и снова J. И я искренне верю, что следующая экспедиция к субботникам (Казахстан? Кавказ? Нижнее Поволжье?) станет логичным продолжением Школы по антропологии религии - 2011 в Волгоградской области .

С любовью к организаторам и  участникам
Мария Вятчина.

Марк Гондельман (Иерусалим)

Эта школа была очень пёстрой – то, что со мной происходило, было вызвано из заведомо разных миров: приволжский еврейский колхоз, петербургская учёность, субботники, казаки и студенты. Да, ещё: степь, саранча и Волга.

Всё названное до времени пребывает само по себе, никак не взаимодействуя, но вот мы садимся в автобус – и эти пёстрые пятна, будто повинуясь предписываемому плану, складываются в картину. Сначала медленно, а затем всё быстрее и быстрей – пёстрые пятна происходящего становятся единым, но подвижным образом. Мне начинает видеться его внутренняя логика, архитектоника и я почти угадываю замысел. Наверное, вот так для меня и проходила эта волжская школа.

Как бы я мог назвать то главное, вокруг чего для меня выстроилось всё? Самым главным для меня было встретить совсем других людей. Подобный опыт всегда оказывается бесценным. Казаки, сельские пьяницы и уцелевшие субботники – совсем не такие люди, как я привык. Подобный опыт общения был важен мне не только как человеку, который пытается быть учёным, но и как человеку вообще. Я бы сказал так: то, что у меня в руках был научный инструментарий – помогало мне ближе подойти к человеку, который ни за что бы не заговорил со мной.

Странно узнавать соседей по духовному ордену. Еврейство для меня – это духовный орден; субботники – это русские крестьяне, которые присоединились к нему. Сейчас их память стирается и уже почти не разглядеть то, что делает их такими, какие они есть. Опыт понимания забвения и опыт воспоминания – пожалуй, вот что для меня будет ключевым моментом; разговаривая с этими людьми, я наблюдал оба этих состояния: забвения и воспоминания.

Для меня, как для еврея, родившегося в Советском Союзе, через четыре поколения после выбора забыть; через полпоколения выбора вспомнить, поговорить с этими людьми – значит поговорить и с самим собой. То, что происходит с ними рядом с Волгой, в жёлтых сталиндорфских степях, происходило и с моими родственниками в союзных столицах и городах миллионерах. Наверное, то же происходит и со мной – где бы я не был: в Риге, в Москве или в Иерусалиме – перевитое в двойной спирали забвение и воспоминание.

Весь этот опыт не оставался лежать не вызванным в одном лишь впечатлении; на школе было очень много тех, кому важно понять, что же происходило – во время этих встреч. Это обсуждение каким-то образом, пока мне ещё не до конца ясным, включало в себя как научное понимание, так и человеческое – понимание этой встречи. Переплетение человеческого и научного, я думаю, и есть та высокая гуманитарная наука, к которой мы так стремимся. Поскольку на этой школе мы постоянно задавались двумя вопросами: "что такое человек?" и "кто такой человек?". Мы задавали их как люди, и как учёные. Я не слышал ни от кого попытки отказаться от своего собственного опыта, то есть, от себя самого, как человека, который видит другого, и свести себя к "исследователю" – наоборот, одно помогало другому.

Так что спасибо всем, благодаря кому эта школа состоялась. Для меня она была местом встречи – встречи с другими людьми, встречи себя и ними и себя с самим собой.

 

Алексей Зыгмонт (Москва)

Полевая антропологическая школа 18-28 июля 2011 года, в которой приняли участие ЦИР РГГУ, центр «Сэфер» и ВолГУ, прошла замечательно. Руководителем школы был специалист по феномену «русских евреев» Львов А.Л, автор монографии «Соха и Пятикнижие. Русские иудействующие как текстуальное сообщество».

Перед началом полевой работы студентам была предоставлена базовая информация по феномену крипто-иудейства (лекция Г. Зелениной, РГГУ), по субботничеству и его генезису (А. Львов), а также обзор географии полевой работы, поселков и городов, расположенных рядом с селом Приморское (Л. Белянская). Таким образом, студенты приступили к полевой работе, обладая информацией о том, с кем они имеют дело, что позволяло легче ориентироваться в интервью.

Большинство студентов не имели опыта полевой работы, проведения интервью и обработки полученной информации. Этот опыт был ими получен, причем организаторы позаботились о соответствующих инструкциях, так что на произвол судьбы никто оставлен не был.

Между концом полевой работы и закрытием полевой школы в приятной полуформальной обстановке было проведено две мини-конференции по результатам исследований. Эти мероприятия не имели характера экзамена.

В целом уровень организации полевой школы был высоким, при этом на всех ее этапах царила приятная неформальная атмосфера «общего дела», единства преподавателей и студентов как старших и младших коллег, что, на мой взгляд, немаловажно.

В свободное от полевой работы и лекций время участники школы имели возможность просто отдохнуть, искупаться в реке, попариться в бане, погулять, позагорать и т.д., при этом не в ущерб обязательным мероприятиям – был соблюден баланс. 

Я чрезвычайно рад, что мне удалось поучаствовать в этом мероприятии, заслуживающем самой высокой оценки.

С уважением,

Алексей

 

Элеонора Карпенко (Волгоград)

Мне, безусловно, понравилось. И размещение, и питание (о да, дома я теперь голодаю), и компания. В особенности компания: не ожидала, что все так быстро сойдутся и подружатся и будет такая тёплая неофициальная атмосфера.

Сравнивать мне абсолютно не с чем, потому что это моя первая школа, да и опыт такой лагерной жизни вообще.

Когда нам прислали расписание наших дней, я даже испугалась. Подумала, что личного времени у нас не будет совсем, одни лишь лекции, полевая работа (что это такое, я также понятия не имела) и конференции. Что приедут такие деловые люди, и буду чувствовать себя не в своей тарелке. Но мои опасения были напрасны! Личного времени было очень много, про компанию я уже говорила, что ко всем быстро-быстро привыкла, а полевая работа оказалась интересной, хоть и довольно утомительной. Но это всё из-за жары. А в последний день все очень расслабились и просто отдыхали в своё удовольствие:)
Так что впечатления очень приятные, и вправду хочется вернуться на охотничью базу (мне и там понравилось). Очень рада, что поехала. В следующем году тоже хотелось бы поехать на сэферовскую школу.

P. S.: Вам спасибо большое, Вы замечательный организатор/командир)

 

Наталия Каспарова (Санкт-Петербург)

Мне понравилось.

У меня это был первый опыт соприкосновения с русским селом, где по улицам свободно разгуливают коровы, козы, гуси, куры, алкоголики, некоторые из которых даже считают себя евреями.

Это был первый опыт познания, что такое есть русская степь, русский крестьянин и умирающая русская деревня.

К сожалению, было очень мало еврейского в том, что было на школе. Субботники уж совсем как-то все забыли. В следующий раз хотелось бы съездить к соблюдающим субботникам и поучаствовать как-то в их жизни, например, напроситься на какой-нибудь праздник.
п.с. турбаза Дубки напомнила мне Рай) совершенно волшебное место.

 

Возврат к списку